Семейная система: семья как живой организм.

Появляясь на свет, человек оказывается окружен родными, погружается в отношения с ними, наблюдает за отношениями других членов семьи между собой и становится частью семейной истории.

Семья, так или иначе, остается с  каждым человеком  на всю жизнь, даже если в силу обстоятельств ребенок воспитывался без родителей. В этом случае образы родительских фигур и семьи заполняются обрывками известной семейной истории,  фантазиями и реальным опытом.

Все мы часть свой семьи и не всё, что происходит с нами и в нашей семье подчинено нашей воли. Жизнь семьи часто не зависит от намерений и желаний ее членов, а подчиняется законам функционирования целой системы.

Семейная система— это группа людей, связанная общим местом проживания, совместным хозяйством, а главное- взаимоотношениями.

Также существуют определенные стереотипы поведения семьи, которые повторяются и воспроизводятся из поколения в поколение.

Например, представим, что жила была семья, в которой отношения межу матерью и сыном были весьма конфликтны, и если такой конфликт останется неотработанным и неотреагированным для сына, то он обязательно воспроизведется в отношениях между этим мужчиной и его женой в будущем. Даже при условии, что к этому моменту мужчина уже лет десять не живет и не разговаривает со своей матерью.

Другим важным понятием семейной системной терапии стало представление о вертикальным и горизонтальных коалициях, т.е. объединениях между членами одной семейной системы. В ходе многочисленных исследований было показано, что коалиции по вертикали (между родителем и ребенком) разрушительны для семейной системы и ее членом, а вот коалиции по горизонтали (между супругами, или между братьями и сестрами) полезны, функциональны.

Например, представим себе семью: папа, мама, сын и дочка. Допустим, что отношения между супругами в этой семье напряженные, много явных или скрытых конфликтов, при этом у отца хорошие и близкие отношения с дочкой, а у матери- с сыном. То есть в этой семье явно представлены коалиции по вертикали (между поколениями).  В такой семье постепенно возникают разного рода нарушения развития, как семейной системы, в целом, так и детей, втянутых в данные коалиции. Такой ребенок  фактически обслуживает своего родителя и не имеет возможности пройти нормальные стадии собственного психического развития.

Кстати, часто именно этот ребенок позже становится идентифицированным пациентом, то есть тем, членом семьи, который больше всего беспокоит семью.

Для семейной системы естественно, что наибольшие страдания испытывает самый слабый член этой системы-ребенок. Именно с ним семья связывает представления  о нарушениях, болезнях, трудностях развития.

Часто родители обращаются на прием к психологу, психотерапевту по поводу проблем, связанных с эмоциональным развитием и поведением ребенка, не замечая связи между тем, что происходит с ребенком и тем, что происходит в их семье.

К сожалению, ребенок своими страданиями и трудностями может выполнять настолько важную для семейной системы функцию, что родители бессознательно боятся, что эту функцию он больше выполнять не будет.

В этом случае семья будет противиться психотерапии и изменениям ребенка. Возможно, что родители прекратят психотерапию, объясняя это рациональными причинами, с которыми в начале психотерапии они справлялись. На самом деле, за их действиями стоит стремление к сохранению статус-кво, позволяющего  существовать системе без изменений.

Например, представим себе семью, папа, мама и ребенок 8 лет. Семья обратилась  к детскому психологу по рекомендации врачей в связи с рядом тревожных симптомов у ребенка: энурез, страхи, эмоциональная неустойчивость. Жизнь в этой семье организована таким образом, чтобы проконтролировать ночное недержание, мама сфокусирована на состоянии ребенка, проводя ночи рядом с ним, а папа оказывается исключенным на периферию семейной системы. Заметно, что эмоциональная связь и коммуникация между супругами нарушена. Очевидно, что в семье происходит кризис, не только ребенок проживает тяжелый период, но и вся семья. Однако бессознательное стремление к сохранению происходящего и игнорированию напряжения между супругами приводит к тому, что родители видят необходимость исключительно в психологической помощи ребенку, не замечая влияния системы на ребенка.  Со временем семья также может забрать ребенка из достаточной эффективной психотерапии, почувствовав угрозу для старого порядка функционирования системы, т.к. более устойчивое, зрелое Эго ребенка может перестать выполнять необходимую семье роль.

Семья не является чем-то статичным, она постоянно находится в процессе изменения.

Как любой другой живой организм семья имеет две тенденции: к самоподдерживнию и к эволюции. Семейный организм, как и любой другой, колеблется между двумя полюсами. Один полюс- безопасность известного, а другой- стремления к изменениям, исследование нового, необходимого для адаптации к изменчивой по своей сути реальности. Жизнь семьи представляет собой чередование состояний покоя и равновесия, с кризисными периодами развития. Часто семьи обращаются за помощью к специалисту, когда семья «застряла» на этапе стабильности, стремится сохранить статус-кво, игнорируя стремление отдельных членов семьи творчески откликаться на изменяющиеся условия.

Приверженность старым правилам, которые когда-то были приняты и были более-менее эффективными, мешает реагировать на перемены. Семье необходимо принять, что старые правила уже не эффективны, осознать свою растерянность. Именно это позволяет начать процесс поиска и творческой адаптации живой системы к новым условиям.

Часто подобный процесс разворачивается в так называемых недифференцированных семьях, в которых ребенок воспринимается родителями не как отдельный человек, а как часть их самих, которая может их опозорить или наоборот куда-то продвинуть.

Например, представим себе семью: мама, сын 15 лет, бабушка. Отец ребенка не поддерживает контакта с семьей. К психологу семья обратилась в связи с полной апатией сына: играет в компьютерные игры и телефон, раздражителен, «ни чем не интересуется». Мама очень активная и всегда определяла дополнительные занятия для сына, однако сейчас он от всего отказывается, прогуливает и скрывает. Мама много работает, поэтому дома с мальчиком находится только бабушка, с которой он также много конфликтует. Можно предполагать, что в этой семейной системе мальчик  выполнял функцию хорошего сына, «самого любимого мужчины», реализовывал ожидания взрослых. Однако, взросление и эмоциональное отделение подростка так или иначе стремится произойти, что провоцирует кризис и конфликты,   ведь сложившаяся система стремится к сохранению существующего порядка.

Специфика организации семейной системы в нашей стране часто вызывает следующие трудности и вопросы:

  • вопрос о включенности отца: часто на приеме, когда говорится «у нас папа спокойный», это означает, что папа не включенный, он не скандалит, но и живет как будто обособленно, не погружаясь в заботы супруги и детей. В такой системе формируются вакуум супружеских отношений, который подталкивает мать к формированию очень близких отношений с ребенком. А личная тревога матери трансформировалась в вездесущий контроль и последующую авторитарность, так как предсказуемость снижает тревогу. Тревога часто перерастает в авторитарность, хотя первоначально была связано с совершенно иной потребностью- потребностью в близости. А для того, чтобы установить полный контроль необходимо внушить всем остальным членам семьи, что без нее они не справляются и ничего не могут. Конечно,  с точки зрения психолога, в этой ситуации необходимо работать над укреплением отношений между супругами.
  • вопрос о семье из трех поколений, проживающей вместе: живя на одной территории сложно затевать конфликт на подобии «мне не нравится как вы живете, ваши взгляды на жизнь не нравятся, внешность ваша, да и вообще не нравитесь вы мне», зато можно достаточно безопасно начинать конфликт «вы неправильно воспитываете ребенка». Поэтому конфликты в этой семье в большинстве случаев строятся вокруг методов воспитания ребенка и перетягивании ребенка на свою сторону, т.е. построению дисфункциональных вертикальных коалиций.
  • другой вариант жизни семейной системы, когда первый ребенок воспитывался бабушкой, отношения с которой у мамы напряженные. С рождением второго ребенка, мама становится более эмоционально зрелой и это материнство дается ей проще, так что это ребенок, условно, становится «маминым».  Естественно возникающая ревность между детьми становится сильнее и используется конфликтующими взрослыми.  Два ребенка становятся «рупорами» двух воюющих женщин.

 

Важным понятием для семейной и детской психологии является конфликт лояльности, т.е. внутрипсихический конфликт ребенка, чувствующего сильное напряжение в отношениях между родителями и одновременно испытывающего любовь и привязанность к обоим.

Такой конфликт очень истощает психику, вызывая невротические реакции, так как сознательно ребенок не может справиться с данной ситуацией, даже если он демонстрирует, что уже сделал выбор, ожидаемый от него одним из взрослых.

Дети всегда очень хорошо чувствуют эмоциональный подтекст отношений между членами семьи. И как мы говорили выше, ребенок  является самым слабым звеном семейной системы, становясь, таким образом, индикатором нарушений и трудностей семейного функционирования. Однако, подчеркнем: индикатором! Отнюдь не причиной и не единственным, кто страдает в данной системе.

Далее мы можем посмотреть, какие стадии развития обычно проживает семейная система, и какие особенности накладывают наши социальные и культурные условия.

Стадии развития семейной системы.

Scroll To Top